?

Log in

No account? Create an account

О некоторых публикациях журнала "Нижний Новгород" (из статьи)
shveytsar

(...)Ещё дальше в глубину времени уводит читателя Елена Крюкова: её «Мавзолей» (№ 4, 2018) – отрывок из нового романа «Побег», как можно догадаться из названия, о возведении мавзолея на Красной площади, а Светлана Чураева создаёт «Апокриф о Павле» (№ 3, 2018),  основная мысль которого – без любви произнесённое слово любви – лишь  «медь звенящая или кимвал звучащий». «Мавзолей» Елены Крюковой  отличается ещё и стилистикой от общего фона журнала, не тяготеющего  к орнаментальной и экспрессионистской технике: для образной прозы  Е. Крюковой, известной и как поэт, очень важна именно чистая  изобразительность, стиль её нестандартный – экспрессивное и динамичное  наращивание цветных мазков: «Рабочие то сбивались в густую толпу, толпа  изрыгала ругань и смех, то опять чёрным горохом рассыпались по площади»;  «Гробницу затягивало инеем. Внутри у неё уже сгущалось будущее. (...)  Оно было чёрно-красным, цвета ада». Движение текста создают короткие  фразы, связывающиеся в единую яркую «филоновскую» картину общей  символикой и сквозной остросоциальной линией. 

Есть в журнале и новые черты: в прозу и поэзию робко заглядывает изгнанный из мейнстрима романтизм

Заметки о журнале здесь:http://lgz.ru/article/12-6684-27-03-2019/otmenyaya-avtora-slova/


Стихи Светланы ТАХТАРОВОЙ
shveytsar


Грустная песенка

Дождь прошёл сегодня ночью,

Раскричались воробьи.

Капли землю снова топчут.

И не пишутся стихи.

Скука в доме нашем правит,

Даже кот от нас в бегах.

В сонном воздухе витают

Сожаление, грусть и страх.

Мы их вовсе не боимся,

Просто с ними заодно.

Вслух реветь ещё стыдимся,

Но глаза влажны давно.

Днём гулять конечно нужно,

Но куда же нам пойти.

На поверхности по лужам 

вырастают пузыри.

Плакать нам пока мешает,

То, что нет причины в том.

Но мы скоро зарыдаем

Над исчезнувшим котом.

Или над дождём весенним,

Что так грустно слёзы льёт.

И над днём таким «осенним»,

Что так медленно идёт.

04.1989 г.

Ангел

Дорогой мой ангел

Крылышками машет.

Сердце успокоить

Хочется ему.

Я ведь не из рая.

Я ведь не из камня.

Будем жить спокойно

Улыбнусь ему.

И душа родная

Не печаль - напрасна.

Я давно другая.

Я давно не та.

Ты не думай даром

Будто я святая.

Будто не обижу

Даже комара.

Только скучно ссорить.

Только глупо злиться.

Только о хорошем 

Хочется мечтать.

Чтоб не плакал ангел,

Чтоб мог веселиться.

Крылья расправляя

По небу летать.

11.07.1993 г.

Иногда хотя и редко 

Иногда хотя и редко

Мне везет необычайно

Будто сорванная ветка

Зацветает розой чайной

Я присутствую не тайно

Чаще сидя наблюдаю

Ниспадает сверху манна

И я слух вся, я внимаю

Чьи-то руки сжали грифы

Чьи-то пальцы рук коснулись

Это губы это рифмы

Голоса любви проснулись

Не понять мне в этой жизни

Как лады перебирают

Взять аккорд мне хуже пытки

Не до песен боль такая

И поэтому кто звуки 

Извлекает из гитары

Ангел для меня по сути

Или маг наведший чары

Но и я не лыком шита

Read more...Collapse )

Анатолий КЫШТЫМОВ ( (1953-1982).Страницы биографии
shveytsar

 Анатолий КЫШТЫМОВ 

***

Провожаю тебя, и снежинки летят, 

К голове твоей тени бегу... 

Словно трещины, тени деревьев лежат 

Под ногами на лунном снегу.


Я стою и смотрю, как идёшь ты ко мне. 

Каждый шаг твой хрустит... Я боюсь. 

Что расширятся вдруг эти трещины все 

И раздвинется снег... Я боюсь,


Что в него, раскрошившимся льдом на реке, 

Ты вот так, улыбаясь, уйдёшь...

В этом белом, искрящемся в снеге, платке, 

В этом снеге, идущем, как дождь

Ежегодно в Центральной районной библиотеке проходят  Кыштымовские чтения. Творчество этого удивительного поэта с годами  привлекает к себе все больше и больше внимания. И очень жаль, что он не  был признан при жизни, однако память о нем жива, а творчество пользуется  все возрастающей популярностью.

Вот и в этом году собрались в  уютном зале поклонники его стихов. Но в начале организатор мероприятия  Ю.Г. Кидиекова и ее ведущая Ю.А. Федянина рассказали об интереснейшей  биографии поэта:

– И вновь февраль с его погодным  непостоянством, а с ним и дата рождения Анатолия Кыштымова, пришедшего в  мир, чтобы рассказать о себе вдохновенно и ярко, предчувствуя свою  миссию на земле.

Анатолий Кыштымов – талантливый поэт  Хакасии. Его часто называют хакасским Есениным. В октябре все поклонники  поэзии Есенина проводят традиционные есенинские чтения, а у нас в  Хакасии становится доброй традицией вспоминать в феврале об Анатолии  Кыштымове.

В студеную ночь 10 февраля 1953 года в  селе Московское Усть-Абаканского района  у Марии и Петра Кыштымовых  родился мальчик, которого назвали Анатолием. Как радовалась Мария  Алексеевна рождению сына. Это был подарок судьбы.

Анатолий пришел на землю не случайно.  Он родился, чтобы в поэтических строках воспеть женское начало: мать,  возлюбленную, подругу, жену.

Первой женщиной, воспетой Анатолием в  стихах, была, конечно же, его мама – Мария Алексеевна. Она первая  уловила его талант, первая поддержала его, она была его первым  слушателем. Очень много стихов он посвятил своей жене Людмиле и дочери  Алёнке. Поэтические строки Анатолия во многом автобиографичные. По  отзывам одноклассников, учителей, друзей он был человеком очень  скромным, незаметным и даже застенчивым, не без чувства юмора и всегда  добрым.

Душу Толя имел необыкновенную, шёл к  людям с открытою душой, с чистым сердцем. В последние годы у поэта  определяется тема одиночества, были ли тому причины? Несомненно. Не было  настоящей работы. Он работал художником-оформителем, в нём не признали  учителя русского языка и литературы.

Еще одна из причин – официальная  невостребованность его поэзии. Его стихи не брали печатать  республиканские газеты, не хотели издавать отдельным сборником. Коллеги  по издательской работе обвиняли его в том, что он не пишет на родном  языке, не принимали в Союз писателей. При жизни Анатолия Кыштымова не  было издано ни одного сборника его стихов. Это его очень огорчало, он  нашёл выход: стал издавать их дома в своём «домашнем издательстве».

Он очень красиво, художественно  оформлял томики стихов рисунками, переплетал и красиво называл: «Радость  дождя», «Нежность», «Людмила», «Сервис дождя». До сих пор томики эти  хранятся у жены Людмилы. Его неизданные стихи передавались тогда людьми  друг другу. На руках его друзей, просто знакомых, наверное до сих пор  хранятся стихи, которые он щедро раздаривал.

В ночь на 7-е сентября 1982 года он  добровольно ушел из жизни… в 29 лет. Так случилось, что из жизни ушел  человек, который любил ее более, чем кто-то другой. Любил в ней вечное и  прекрасное: осень и зиму, весну и лето, высокое небо с солнцем, луной и  звездами, и «благодать Земли» с ее простором степей и дыханием тайги, с  цветами и земляникой, речками и родниками, дождем и снегом.

В этом году Анатолию Кыштымову  исполнилось бы 65 лет. Его стихи пришли к читателям в конце 1990-х  годов. Первый сборник стихов «Я не прощаюсь» вышел в городе Абакане в  1993 году и сразу нашёл своего читателя. К сожалению, все книги  талантливого хакасского поэта вышли только после смерти поэта. Это  произошло благодаря поистине подвижнической деятельности друзей,  проделавших огромную работу по систематизации и популяризации  литературного наследия Анатолия. 

У него есть удивительные строки: «Я возвращаюсь, чтоб остаться…». Поэт вернулся в бессмертие своими стихами.

Хакасская земля подарила нам,  бесспорно, истинного поэта. Анатолий Кыштымов – есть самый неизвестный  великий поэт Хакасии, ведь большинство его стихов не сохранились. Но то,  что осталось, ясно рисует перед нами поэта, которого благословил сам  Бог.

Сегодня в библиотеке есть и сборники  стихов поэта, и его биография – яркая и необычная. Невозможно оставаться  равнодушным к написанным им строкам: 

Когда уйду – не плачьте обо мне.
Не плачьте обо мне, шепча молитвы.
Считайте, я в каком-нибудь окне
Стою, смотрю, но к вам не в силах выйти.
Машу я вам прощальною рукой.
Когда я вспомнюсь – улыбнитесь тихо...

Зоя Лукашевская   http://tashtyp3.ru/?module=articles&action=view&id=5791

ttps://nbdrx.ru/chit/lm/souz/souz51.asp

http://gostinaya.net/?p=17669

https://litresp.ru/chitat/ru/%D0%9A/kishtimov-anatolij-petrovich/stihi

http://lgz.ru/news/oni_ushli_oni_ostalis-2017/


СТИХИ для ДЕТЕЙ ЛЕНЫ ЛИСТИК
shveytsar

Презентация книги Лены Листик «Камушек, фантик, цветок» @ Российская государственная детская библиотека, Москва [19 января]
                             ЛЕНА ЛИСТИК
Ослики

Ослики на мостиках —
Радужные сны...
В кисточки на хвостиках
Ленты вплетены.

Отчего у осликов
Так глаза грустны?

Оттого что осликам
Не видать весны...
Бедный их хозяин
Сена не запас!
Не построил хлев им,
Старый ослопас!

По опушкам, просекам
Не пойти гулять,
Нет, не выжить осликам,
Весны им не видать!

Очень жалко осликов!
Надо их спасти,
Напоить их морсиком
Из горсти,
Накормить зеленою
Вкусною травой.
Будет сытно осликам
И тепло зимой!
Белки

В парк пошли гулять в обед —
Белок полный кабинет,
И карманы без прорехи,
Только где же в них орехи?
А орехов-то и нет!

Чтоб кормить хвостатых с рук,
Завтра купим мы фундук!

Вновь идем гулять в обед —
Фундука несем пакет.
Ядра сладки и не мелки,
Только где, простите, белки?
Есть орехи — белок нет!

Солнышко

Солнышко встало —
Топило белесый туман,
Взгляд полоскало,
Слезы сушило цветам.

Солнечный ветер
Тихо касался щеки,
В желтых конвертах
Сверху бросая листки.



ЗАВТРА В 17:00

ПРОЗА: Ольга ПОСТНИКОВА " Роман на два голоса" ( Идательские решения по лицензии Ridero —2018 г.)
shveytsar

На фото Л. Звонарева, Р. Полищук, О.Постникова(справа)

О книге Ольги ПОСТНИКОВОЙ «Роман на два голоса»

Однажды в переходе метро я увидела очень старую женщину, которая самозабвенно пела. Проходящие мимо замедляли шаг,  удивленные  ее сильным  красивым голосом.  Вспомнилось мне это при чтении рассказа Ольги Постниковой «Призвание» о  вокальном таланте героини, которая, состарившись, став нищей и слепой, начинает петь ради подаяния — и чувствует себя счастливой, потому что ее призвание, не реализовавшееся в течение всей жизни, наконец обретает воплощение.  Вообще Ольга Постникова, несмотря на традиционность стиля ее прозы и ретро черты художественной поэтики, несмотря  на медленную и, казалось бы, очень спокойную,  повествовательную манеру изложения, почти  в каждом рассказе приводит своих героев к некой пограничной жизненной черте,  за которой открывается  поле их подлинной души — открывается внезапно, меняя не только восприятие  ими реальных событий и людей близких, но, что самое главное, меня их самих. Любовь может  озарить ее героев, как инсайт, как божественное откровение, преобразив  состраданием или внезапным чувством вины перед  непонятым и даже  до этого нелюбимым человеком, и порой приходит любовь  только тогда, когда происходящее «гибелью грозит»  или в тот миг, когда ставший вдруг дорогим человек оказывается у роковой черты. Любовь-сострадание в «Романе на два голоса» сближает Ольгу Постникову с Достоевским, хотя поэтика писательницы от него крайне далека, гораздо ближе — советская городская проза: все события  в рассказах случаются в большом городе, Ольга Постникова дает срез слоя советской технической интеллигенции второй половины прошлого века ( без метафорического осмысления В.Маканина); рисует городской быт ( вспоминается, Ю.Трифонов). Но в городской фон рассказов О. Постниковой внезапно вплетаются  мифологические нити, истоки которых  А.Зорин в предисловии точно отнес к быличкам. История о рождении  «чужой девочки», похожей на  фронтовую возлюбленную отца, а не на него самого или его жену, напоминает сказы Бажова, рассказ о нежных чувствах  девушки и призрака отсылает к готическим новеллам русской классики. Своеобразие книги «Роман на два голоса»  в том, что «нереальное»  описывает Ольга Постникова в той же повествовательной,  реалистической манере, и это создает эффект органичной, а не искусственной многоплановости (но — не многоголосия), в свете которой поданы и  социальные проблемы. Так, по мысли  автора, все существующие  средовые отличия , вызывающие  непонимание  или даже вражду  разных социальных групп,  имеет причину только языковую:  одно и то же слово может у разных людей обладать противоположным смыслом, взаимодействие людей, их притяжение  или отталкивание, происходит  в словесном   поле, и культура — это прежде всего именно  вербальный слой, в котором существует человек . Некие невольные ассоциации с постмодернизмом нужно отмести сразу: это не существование в тексте, а  речь как выражение сознания героя. Противоречие между культурно-вербальными кодами стереть могут только  сострадание и любовь. Рассказы Ольги Постниковой  — попытка вернуть  эти  вечные истины, затерянные в большом городе.
М.Б.
 

ПОЭЗИЯ: Виталий ШАТОВКИН
shveytsar
/Двойник/




Любое зеркало – футляр родства, между зрачком
и силой Архимеда: заложенная за подклад
полтина – не в голос – про себя –
бубнит до ста, считая
стриженных,
безоблачных овец и в отражении – через раструб
пуповины, из серебра – рождается близнец.
Накормленный, раскрашенный, но
плоский – переводных
картинок
вернисаж – ты только скажешь слово –
он по-свойски, кивнёт в ответ: и
то ли чувством сноски, то
ли лицом твоим
заполнится
мираж.
/Снеговик/
Катается во рту снеговика, молчание и обрастает
понемногу: то тяжестью воды из рудника,
где в алюминиевых шарах растёрт
хрусталь, то конусообразной

тишиной – зрачка

сумбурного оптической треногой – разметившей
протоптанный асфальт. И скудный слепок
с облака – печаль, из непробудных
снов и мыльных взвесей,

плывущих сквозь

расщелины в душе – ты смотришь, взгляд
прикрывши цифрой десять, как день
уходит молча в поднебесье, а
тень по кругу пляшет
---
в неглиже.
 

НОВЫЕ КНИГИ : Ольга ПОСТНИКОВА " Роман на два голоса"
shveytsar
Роман на два голоса

ПОЭТИЧЕСКАЯ КЛАССИКА ХХ века. Стихи Елизаветы СТЮАРТ
shveytsar

ЕЛИЗАВЕТА СТЮАРТ

* * *

Гонят стадо утром ранним
Через сонное село.
На окне цветут герани,
Бьётся бабочка в стекло.
Ходят ходики хромая,
А из рамки на меня
Смотрит важная, немая
Деревенская родня.
Всё как прежде, всё как прежде.
Только места нет надежде –
Одиноко и светло.
Бьётся бабочка в стекло...

 ДОМОВОЙ

Дом предназначен к сносу.
Доживают
В нём до поры последние жильцы.
Они сегодня Новый год встречают…
Покряхтывают дряхлые венцы.

И на чердак, где лунный свет зелёный,
Где под оконцем снега полоса,
Весь вечер долетают приглушённо
То музыка, то смех, то голоса.
Их слышит,
чтоб согреться, в шёрстку дышит
Взъерошенный и смутный домовой.
Сидит под ржавой и дырявой крышей
За чёрною трубою дымовой.

Он помнит всех, кто в этом доме умер,
Он всех живых любить бы вечно мог…
Но кто о нём в весёлом помнит шуме?
Он одинок,
он очень одинок.

Похожий на забытого ребёнка,
Он всхлипывает и дрожит, как лист.
Перекрестился б цепкою ручонкой,
Но домовой-то — сроду атеист!

Он был придуман добротой людскою,
Любовью к дому, к сказке в том дому…
Ненужный,
он лицом к лицу с тоскою.
Как этой ночью холодно ему!..

А он шутил, бывало, незлобиво,
Пел, озорной, над вьюшкою печной…
Теперь конец.
Зачем он им, счастливым,
Доживший век бездомный домовой?

Его наутро обнаружат мыши,
Что пировали под чужим столом…
Он будет мёртв.
Он даже не услышит,
Что эти твари пропищат о нём.
1966

РОМАНС

Взрывная сила писем старых…
Табак цветущий под окном…
Негромкий пеpебор гитары
С его старинным языком…
Какую власть они имеют
Над потрясённою душой!
Bдpуг зaмиpаeт, и немeет,
И зaтихает мир большой.
Он уступает место этой
Мгновенной власти –
всё вернуть,
Когда лучом внезапным светa,
Kак бы мечом, разъята грудь.
И, словно молнии ударом,
Твоя душа опалена…
А ведь всего-то
звук гитары.
Слова забытых писем старых,
Табак, расцветший у окна.

НОЧНАЯ БЕРЕЗА

За окном в огороде береза.
 Она заколдована.
Всей тяжелою кроной
в полночное небо  врисована.
Окликают березу далекие поезда.
А на ветке березы всегда засыпает звезда.
К ней приходят туманы
Свой белый водить хоровод,
Из глухого бурьяна
К ней шорох несмелый ползет...
Никого ей не нужно —
Привыкла: одна и одна.
Как глаза ни открою,
Она за окошком видна.
В лунном холоде стынет,
Молчит, словно тайну храня...
Тишина и пустынность.
Ни голоса. Ни огня.
Только молодость где-то
Стоит у сырого плетня —
Ей уже не дождаться меня,
Не дозваться меня.
Чуть увидит рассвет,
Убежит по росе без оглядки,
Узкий маленький след
Мимоходом оттиснув на грядке...
Свежий ветер подует
И листьев качнет невода,         *
Расколдует березу —
На ветке погаснет звезда.

***

Одинокая утка летит над ночным водоемом.
В маслянистой воде растворился и меркнет закат.
Как сгустившийся  мрак, обступив засыпающий омут,
На свое отраженье примолкшие ивы глядят.

Лодка тихо плывет, чуть заметным  теченьем влекома,—
Потемневшую глубь я тревожить не стала веслом...
Одинокая утка летит над ночным водоемом
И осенние звезды сбивает усталым крылом.


Русская поэтесса,  переводчик, публицист Елизавета Константиновна Стюарт (28.09.1906 – 03.02.1984), имеющая по отцу  шотландские корни,  родилась в Томске. С  1932 года жила в Новосибирске.  По характеру  была бескомпромиссным человеком. Очень любила Сибирь. Пинимала активное участие в литературной жизни ,  открывала молодые таланты.


ПО ХОДУ ЧТЕНИЯ: о стихах Евгения Кремчукова
shveytsar
О стихах Евгения КРЕМЧУКОВА

В стихах Евгения Кремчукова есть  глубина интровертированной эмоции, замкнутой на тонкие сигналы давних впечатлений  — ностальгические эти сигналы могут чуть искажаться, проходя через смутные слои времени, потому и словесная ткань стихов, их  отражающих, также подвержена некоторому искажению, как случается с воспоминаниями. Что, однако не служит оправданием ненужных повторов («молчи её ключи её под тайной») и небрежности рифмовки ( « плавит – клавиш»), которая или вся должна быть неточной, создавая иллюзию, что и рифмы не могут полностью проявиться, проступая сквозь помутневший слой времени (тогда это был бы особый авторский прием), или все-таки рифма обязана стать рифмой.
 «ПУТИ СООБЩЕНИЯ» мне показались интересными (особенно—первое), понравились, на этом диптихе и останавлюсь. Первое  впечатление — сновидная «Ночная фиалка» А Блока:
Я медленно шел по уклону
Малозастроенной улицы,
И, кажется, друг мой со мной.
Но если и шел он,
То молчал всю дорогу....                           
 — Но лишенная символизма и наложившаяся на современный нарратив. Однако один символ, общий для поэтического диптиха, все-таки есть:  «ПУТИ СООБЩЕНИЯ» —это не просто пути сообщения  между прошлым и настоящим, но  переход из детства во взрослость, инициация, происходящая не во вне, не в реальном  времени, а ставшая тропой ретроспекции-вспоминания, по которой  нужно пройти заново туда и обратно для того, чтобы реальная инициация взросления состоялась.
Изобразительный ряд также подчиняется интровертированной эмоции, которая часто апеллирует казалось  бы расхожими коллективными образами («озеро-зеркало»), но в данном случае их субъективная нюансировка не дает основания упрекнуть автора в банальности: в озере-зеркале ночном «спят дожди под пологом прозрачным дожди в нём спят дожди как дети спят» — и такое отражение детства в лесном ночном озере поэтично и ассоциативно.
Показалось мне интересным и свободная смена ракурса восприятия, как бы освобожденного подсознанием от границ пространственно-временных:
похожи на как движутся во сне
и над и за поверхностью пейзажа
Ведь медитация-воспоминание, с одной стороны, подчиняется линейному времени, но, с другой, обладает способностью как бы временного «квантового скачка», который совмещает временные слои и, не замыкая их, а  направляя в пустоту,  обрывая, создает драматический эффект конечности жизни:
но тот кто ждал до времени домой
ушёл давно а плечики качаются
качаются на вешалке ночной
Имена «Путей сообщения»: Гёльдерлин, Гофмансталь, Алиенора.
 Гёльдерлин, Гофмансталь –  туманные вехи подросткового романтизма и  его угасания - декаданса.
Женское имя Алиенора сразу напоминает двух романтических героинь: менее известную «Ленору» Бюргера и «Линор» Эдгара По (но, если заглянуть в историю чрез интернет, в средневековье обнаружится и реальная  Алиенора (Аквитанская). Один человек в душевном пространстве другого жив, пока  живо чувство к нему - следуя по саду расходящихся тропок  «Путей сообщения»,  можно увидеть: ближе всех к героине второй части окажется все-таки мертвая Линор:
со мной идём где выпала листва
где ты обворожительно жива
Попытка рассудочного построения такого рода стихов всегда обречена на неудачу: образный ряд, магически преображенный освещением, идущим из глубины чувства, тогда превращается всего лишь в набор деталей, которые, теряя эмоцию, теряют и поэзию...

М.Б.
Другие отзывы  на видео https://www.youtube.com/watch?v=aRTo_-76-VQ&feature=youtu.be

 https://vk.com/event171256496
Литературно-критический проект "Полёт разборов" открыл новый осенний сезон. Тридцать пятая серия проекта состоялась в Культурном Центре имени Крупской 29 сентября. Стихи читали: ЕЛЕНА ВАНЕЯН ЕВГЕНИЙ КРЕМЧУКОВ О стихах говорили: АЛЕКСАНДР МАРКОВВАЛЕРИЯ ИСМИЕВА АЛЕКСЕЙ КУБРИК ЮРИЙ КАЗАРИН ЛЮДМИЛА КАЗАРЯН МАРИЯ БУШУЕВА Ведущие – Борис Кутенков и Клементина Ширшова.
Адрес ( постоянный) : ул. Большая Спасская, д. 31, библиотека № 267

ПОЭЗИЯ: Евгений КРЕМЧУКОВ
shveytsar

ПУТИ СООБЩЕНИЯ
1
Мы шли за Волгой – в будущем смеркалось
Маришка нам читала по-немецки
из Гёльдерлина или Гофмансталя
теперь не разобрать да и тогда
мы ладно через слово разбирали
и сколько было нас я затрудняюсь
казалось подходили и менялись
и отставали и не нагоняя
там и остались
похожи на как движутся во сне
и над и за поверхностью пейзажа
за городом и миром и вовне
стояли сосны стройные как стража
лейб-гвардии зарницына полка
вдоль корпусов за лагерем где солнце
садилось в воды и когда издалека
смеялись дети тёплого песка
Бог видел нас и в нас стояли сосны
из прадедов доросшие сюда
стояли сосны называлась юность
кустарник птицы и стрекозы и река
ей отзывались
но дальше расходились и один
ведь было имя как его не помню
затем что лес граница человека
тесней и глуше воздух обступает
и глубже забирает укрывают
собой стволы и хвои и листвы
чтобы его создатель наблюдатель
смотреть его и знать его забыл
где он себе всегда единственный свидетель
где все года лишь облака и травы
и медлит свет и озеро лесное
глубокое как зеркало ночное
в нём спят дожди под пологом прозрачным
дожди в нём спят дожди как дети спят
. . . . . . .
мы в город возвращаемся взрослеть
(открытке августа в альбом оставив за спиной
причал у лагеря паром и в вечер над рекой
как акварельной памяти рисунок
тысячекрылый монгольфьер плывёт сквозь тёплый сумрак
и сумрак увлекает за собой)
нам осторожно узнавать сперва
касаясь только кончиков предместий
где первые привычные слова
как первые знакомые приметы
нас не было всего-то а смотри
как потускнели утренние липы
под близорукой тяжестью зари
как день зашаркан к вечеру майн либе
в холмах поросших городом жильём
спускаемся к прощанию у дома
на переходе через этот вечер
с той стороны проспекта к нам
бежит-спешит зелёный человечек
и утра мудренее ветер
за аркой во дворе в прихожей сна
на завтра назначай – и свидимся с начала
но тот кто ждал до времени домой
ушёл давно а плечики качаются
качаются на вешалке ночной
2
Здесь заполночь и можем говорить
сударыня моя Алиенора
обыкновенные слова в таком часу
таинственны и новы
пророс звездáми воздух к сентябрю
за кольцевой распахнуто в прохладу
и тёмный город фронта грозового
на эти наплывает разговоры
обратным сном провинциальным садом
со мной идём где выпала листва
где ты обворожительно жива
меж лёгкостью и ловкостью земной
касаньем чуда или колдовства
ведёшь меня и следуешь за мной
когда бы жизнь была в себе одна
над пустотой кто научил бы нас
похожего признать прохожему поверить
чьё там вдоль ночи светится окно
в дыханьи чьём из-за ветвей и ветра
внутри лица лицо обведено